Гражданская комиссия по правам человека
Что такое комиссия? Новости Статьи Видео Книги Контакты
 > Сообщить о преступных действиях  > Прием взносов и пожертвований
/ Телефон горячей линии: 8-800-333-2247 (звонок по России бесплатный)
Каждые 75 секунд психиатры прячут под замок одного невиновного человека
Судебные решения:

Все судебные решения

Постановления Верховного суда РФ

Постановления и Определения Конституционного суда РФ

Решения Мосгорсуда

Решения районных судов

Решения Европейского суда по правам человека

Решения:

Решение проблемы психических расстройств

Альтернатива психотропным препаратам

Форма отказа родителей от осмотра ребенка (в любом возрасте) психиатром и отказа от психологического тестирования

Бланк извещения о побочных эффектах препаратов

Сводка побочных эффектов психотропных препаратов

Смотрите также:

Генеральная прокуратура РФ

Прокуратура г. Москвы

Прокуратура Московской области

Конституционный суд РФ

Верховный суд РФ

Московский городской суд

Государственная Дума РФ

Московская городская Дума

Психиатрические учреждения: органы государственной власти или медицинские организации?


С одной стороны, ответ на данный вопрос, казалось бы, очевиден — большинство не задумываясь ответит: «Конечно, медицинские организации». Однако с точки зрения анализа фактически осуществляемых ими функций и оценки их соответствия Конституции РФ, думается, все не так просто и однозначно. Попробуем в этом разобраться.

В соответствии с ч. 4 ст. 11, ч. 1 ст. 18, ч. 4 ст. 23, ст.ст. 24 и 25, ч.ч. 2 и 3 ст. 27, ч. 1 ст. 28, ст. 29, ч.ч. 2 и 3 ст. 30 Закона Российской Федерации от 2 июля 1992 года № 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» (далее — Закон о психиатрической помощи) по решению врача-психиатра или медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь (далее — психиатрические учреждения) в отношении гражданина может быть применен комплекс многочисленных принудительных (недобровольных) мер:
- психиатрическое освидетельствование лица без его согласия;
- недобровольная госпитализация лица в психиатрический стационар;
- меры физического стеснения и изоляции;
- обращение к сотрудникам полиции за содействием при осуществлении недобровольной госпитализации, что влечет за собой применение силовых мер со стороны последних;
- психиатрическое лечение гражданина без его согласия.
 
Таким образом, мы видим, что врач-психиатр или психиатрические учреждения наделены Законом целым комплексом властных полномочий, которые они могут по своему усмотрению применять в отношении граждан. И осуществление многих из этих полномочий сопряжено с применением по отношению к гражданам физической силы (принуждения), порой даже насилия, что, как правило, и происходит на практике при осуществлении психиатрическими учреждениями недобровольной госпитализации.
 
Вместе с тем легитимность перечисленных полномочий психиатрических учреждений с точки зрения их соответствия Конституции РФ вызывает, мягко говоря, большие сомнения.
 
В соответствии со ст. 3 Конституции РФ носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ (ч. 1), народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления (ч. 2), высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы (ч. 3).
 
Таким образом, изначально вся власть в Российской Федерации принадлежит ее многонациональному народу, то есть самим гражданам Российской Федерации, которые в силу положений Конституции РФ равны перед законом и обладают равным комплексом прав и свобод человека и гражданина независимо от каких бы то ни было обстоятельств, в том числе от своего должностного положения. Соответственно, ни один отдельно взятый гражданин не обладает правом применять какие бы то ни было принудительные (недобровольные) меры в отношении другого гражданина, поскольку правовой статус у них изначально совершенно одинаков.
 
Конституция РФ также определила только два способа, которыми народ может осуществлять свою власть:
- непосредственно;
- через органы государственной власти и органы местного самоуправления.
 
К формам непосредственного осуществления власти народом сама Конституция РФ относит только референдум и свободные выборы. (Здесь можно отметить, что на уровне местного самоуправления Федеральным законом от 06 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» выделяются также такие формы непосредственного осуществления народом своей власти как сход граждан, территориальное общественное самоуправление, публичные слушания, собрания граждан, конференция граждан (собрание делегатов) и другие формы).
Ни одна из перечисленных выше форм непосредственного осуществления власти не предусматривает возможности применения в отношении отдельно взятого гражданина каких-либо недобровольных мер по помещению его в психиатрический стационар или иных мер, сопряженных с лишением его свободы, вмешательством в его личную жизнь или ограничением его конституционных прав. Очевиден и обратный вывод, - ни одна из указанных в Законе о психиатрической помощи и перечисленных выше принудительных (недобровольных) мер, применяемых в отношении граждан по решению врача-психиатра (психиатрического учреждения), по своему характеру и смыслу не имеет никакого отношения к референдуму, свободным выборам и иным формам непосредственного осуществления народом своей власти.
 
Следовательно, в силу предписаний Конституции РФ остается только одна легитимная возможность применения в отношении гражданина недобровольных мер, связанных с психиатрическим вмешательством (будь то недобровольная госпитализация, недобровольное психиатрическое освидетельствование, меры физического стеснения и изоляции и т. д. и т. п.) - через органы государственной власти и органы местного самоуправления.
 
Но являются ли психиатрические учреждения (психиатрические стационары) и врачи-психиатры органами государственной власти и органами местного самоуправления?
 
В соответствии со ст. 10 Конституции РФ государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны.
В соответствии с ч. 1 ст. 11 Конституции РФ государственную власть в Российской Федерации осуществляют Президент Российской Федерации, Федеральное Собрание (Совет Федерации и Государственная Дума), Правительство Российской Федерации, суды Российской Федерации.
Как видим, ни к одной из ветвей государственной власти и ни к одному из органов государственной власти в Российской Федерации психиатрические учреждения (стационары) Конституцией РФ не отнесены.
 
В соответствии с п. 1 Указа Президента РФ от 9 марта 2004 г. N 314 "О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти" в систему федеральных органов исполнительной власти входят федеральные министерства, федеральные службы и федеральные агентства. Пунктом 17 Указа Президента РФ от 21 мая 2012 г. N 636 "О структуре федеральных органов исполнительной власти" утверждена Структура федеральных органов исполнительной власти, в которой приведен поименный перечень федеральных министерств, федеральных служб и федеральных агентств.
Функции, выполняемые психиатрическими учреждениями (психиатрическими стационарами), не соответствуют понятиям федерального министерства, федеральной службы или федерального агентства, как они определены в Указе Президента РФ от 9 марта 2004 г. № 314. И в перечень федеральных министерств, служб и агентств, утвержденный Указом Президента РФ от 21 мая 2012 г. N 636, они, соответственно, также не включены.
 
В соответствии с ч. 2 ст. 11 Конституции РФ государственную власть в субъектах Российской Федерации осуществляют образуемые ими органы государственной власти. Согласно ст. 2 Федерального закона от 06 октября 1999 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» систему органов государственной власти субъекта Российской Федерации составляют: законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации; высший исполнительный орган государственной власти субъекта Российской Федерации; иные органы государственной власти субъекта Российской Федерации, образуемые в соответствии с конституцией (уставом) субъекта Российской Федерации. Конституцией (уставом) субъекта Российской Федерации может быть установлена должность высшего должностного лица субъекта Российской Федерации.
В соответствии с ч. 1 ст. 34 Федерального закона от 06 октября 2003 года № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» структуру органов местного самоуправления составляют представительный орган муниципального образования, глава муниципального образования, местная администрация (исполнительно-распорядительный орган муниципального образования), контрольно-счетный орган муниципального образования, иные органы и выборные должностные лица местного самоуправления, предусмотренные уставом муниципального образования и обладающие собственными полномочиями по решению вопросов местного значения.
Как видим, в силу действующего федерального законодательства психиатрические учреждения (стационары) и врачи-психиатры (комиссии врачей-психиатров) не являются также органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления. И ни одна из известных мне конституций республик в составе РФ и ни один из известных мне уставов субъекта РФ или какого-либо муниципального образования также не упоминают их в качестве органов государственной власти субъекта РФ или органов местного самоуправления (в чем, собственно говоря, и нет ничего удивительного).
 
Но из этого, на мой взгляд, следует лишь один единственный возможный в такой ситуации вывод — врачи-психиатры (комиссии врачей-психиатров) или в целом психиатрические учреждения (психиатрические стационары) независимо от их формы собственности и ведомственной принадлежности (в том числе государственные и муниципальные психиатрические учреждения) согласно Конституции РФ не обладают в Российской Федерации какими-либо властными полномочиями.
 
В соответствии с ч. 4 ст. 3 Конституции РФ никто не может присваивать власть в Российской Федерации. Захват власти или присвоение властных полномочий преследуются по федеральному закону.
 
Вместе с тем, несмотря на то, что Конституция РФ не относит психиатрические учреждения к числу органов государственной власти, и несмотря на конституционный запрет на присвоение власти в Российской Федерации, Закон о психиатрической помощи предоставляет врачам-психиатрам (комиссиям врачей-психиатров) и психиатрическим учреждениям (стационарам) весьма широкий круг властных полномочий, которые они могут осуществлять в отношении граждан. Причем практически по своему собственному усмотрению.
 
Рассмотрим, что же такое «ВЛАСТЬ» вообще:
Власть – право и возможность распоряжаться кем-чем-нибудь, подчинять своей воле. (Толковый словарь Ожегова и Шведовой).
Вла́сть – это возможность и способность навязать свою волю, воздействовать на деятельность и поведение других людей, даже вопреки их сопротивлению (Википедия).
Власть – право и возможность подчинять кого-что-нибудь своей воле, распоряжаться действиями кого-нибудь (Толковый словарь Ушакова).
Власть – право, сила и воля над чем, свобода действий и распоряжений; начальствование (Толковый словарь Даля).
Власть - одна из сторон неравенства в отношениях господства и подчинения, это - господство воли одних над волей других, а точнее - подчинение воли одних воле других, независимо от того, идет ли речь об отдельных индивидах, группах людей, классах, нациях или народах. Власть позволяет обладающим ею осуществлять свою волю, оказывать решающее воздействие на подчиненных и таким путем добиваться собственной цели. (Бутенко А.П., Миронов А.В. Сравнительная политология в терминах и понятиях. Учеб, пособие. – М.: НОУ, 1998. – 411с. )
 
Вне всяких сомнений, характер отношений врачей-психиатров и психиатрических учреждений с гражданами, в отношении которых ими применяются меры недобровольного психиатрического вмешательства, соответствует определению ВЛАСТИ. Врач-психиатр и психиатрический стационар, подвергая гражданина принудительному лечению, недобровольному психиатрическому освидетельствованию, недобровольной госпитализации, мерам физического стеснения и изоляции, распоряжаются этим гражданином, его свободой и личной неприкосновенностью, подчиняют его своей воле, имеют возможность и способность навязать ему эту волю (даже вопреки возможному сопротивлению и несогласию со стороны человека). Закон предоставил психиатрическим учреждениям и их медицинским работникам право на применение физической силы в отношении гражданина — как непосредственно своими собственными силами, так и путем предоставления им права обратиться за содействием к сотрудникам полиции, которые обязаны выполнять указания психиатров.
 
При этом применение перечисленных выше мер недобровольного психиатрического вмешательства, то есть осуществление властных функций психиатрическими учреждениями, затрагивает наиболее основные, фундаментальные права и свободы человека и гражданина, в первую очередь, право каждого на свободу и личную неприкосновенность (часть 1 статьи 22 Конституции РФ).
 
Вне зависимости от того, насколько обоснованно такое вмешательство с медицинской точки зрения, вне зависимости от того, насколько человек действительно нуждается в подобном медицинском вмешательстве, и вне зависимости от того, пойдет ли такое вмешательство на пользу его здоровью (данные вопросы остаются за рамками данной статьи), факт остается фактом, - поскольку сам человек возражает против применения к нему мер психиатрического вмешательства (лечение, освидетельствование, госпитализация), и поскольку они применяются к нему в недобровольном (принудительном) порядке, вопреки его на то согласию, все данные меры, как бы к ним не относиться с медицинской точки зрения, являются осуществлением ВЛАСТНЫХ полномочий.
 
Предвидя возможные возражения, что санкцию на применение принудительных мер психиатрического вмешательства (принудительное психиатрическое освидетельствование, недобровольная госпитализация) согласно тому же Закону о психиатрической помощи и положениям главы 35 ГПК РФ дают суды, и поэтому якобы только последние осуществляют властные полномочия, а психиатрические учреждения лишь «просто лечат» граждан, необходимо высказать доводы и на этот счет.
 
Во-первых, несмотря на тот факт, что Законом РФ о психиатрической помощи и ГПК РФ действительно предусмотрено, что именно суды выносят решение о принудительной (недобровольной) госпитализации граждан, сама недобровольная госпитализация (путем применения силы, мер стеснения и изоляции) всегда осуществляется психиатрическими учреждениями еще до того, как суд вынесет решение об этом. Действительно, в силу положений Закона и главы 35 ГПК РФ даже невозможна ситуация, когда лицо, в отношении которого у суда испрашивается санкция на его госпитализацию, до суда еще находится на свободе, т.е. не в психиатрическом учреждении (абз. 1 и 2 ч. 2 ст. 33, ч. 2 ст. 35 Закона о психиатрической помощи, ч. 1 ст. 302, ч. 2 ст. 303, ч. 2 ст. 305 ГПК РФ). Таким образом в строгом смысле этого слова суды не разрешают совершить будущую госпитализацию, а просто узаконивают уже по факту состоявшуюся принудительную госпитализацию, которую психиатрическое учреждение осуществило заранее своими собственными силами и по своему решению.
Во-вторых, в силу ч. 1 ст. 24 Закона решение о недобровольном психиатрическом освидетельствовании по основанию, предусмотренному п. «а» ч. 4 ст. 23 Закона, принимается врачом-психиатром самостоятельно. То есть суд в этом случае вообще не вовлекается в процесс применения к гражданину данной властной меры.
В-третьих, принудительное содержание граждан в психиатрических стационарах путем лишения их свободы (то есть физическое удержание их в стенах психиатрической больницы), применение к ним мер стеснения и изоляции, а также психиатрическое лечение пациентов без их согласия, даже если санкцию на применение всех этих недобровольных мер предварительно дал суд, в любом случае является осуществлением властных функций. В сущности, психиатрические учреждения в этом случае выполняют функции по принудительному исполнению судебных актов (в данном случае решений судов о недобровольной госпитализации).
В соответствии со ст. 5 Федерального закона от 02 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» принудительное исполнение судебных актов возлагается на Федеральную службу судебных приставов и ее территориальные органы. В соответствии с Федеральным законом от 21 июля 2007 г. № 118-ФЗ «О судебных приставах» и Положением о Федеральной службе судебных приставов, утв. Указом Президента РФ от 13 октября 2004 г. № 1316, Федеральная служба судебных приставов (ФССП России) является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по обеспечению установленного порядка деятельности судов, исполнению судебных актов, актов других органов и должностных лиц, а также правоприменительные функции и функции по контролю и надзору в установленной сфере деятельности. Судебный пристав является должностным лицом, состоящим на государственной службе, законные требования судебного пристава подлежат выполнению всеми органами, организациями, должностными лицами и гражданами на территории Российской Федерации, судебные приставы имеют право в определенных случаях применять физическую силу, специальные средства и огнестрельное оружие. Что достаточно однозначно демонстрирует, что принудительное исполнение требований судебных актов, безусловно, является властной (государственной) функцией. Поэтому осуществление психиатрическими учреждениями санкционированной судом недобровольной госпитализации, недобровольного психиатрического освидетельствования также являются властными функциями. Следовательно, их осуществление возможно только органами государственной власти и их должностными лицами.
 
Когда психиатрические учреждения обращаются за содействием в осуществлении принудительной госпитализации к сотрудникам полиции в соответствии с ч. 3 ст. 30 Закона о психиатрической помощи, тот факт, что такое обращение является обязательным для сотрудников полиции (то есть последние должны оказать содействие при обращении к ним врачей-психиатров и не могут поступить как-то иначе), свидетельствует о том, что психиатрические учреждения выполняют властные функции и в этих случаях. При этом сам факт обращения за содействием к полиции никоим образом не отменяет того, что принудительную госпитализацию в любом случае осуществляют психиатрические учреждения, а сотрудники полиции выполняют лишь роль инструмента, способствующего психиатрам в ее осуществлении.
Данные выводы подтверждаются следующими положениями из действующей на сегодняшний день Инструкции об организации взаимодействия органов здравоохранения и органов внутренних дел Российской Федерации по предупреждению общественно опасных действий лиц, страдающих психическими расстройствами, утвержденной Приказом Минздрава РФ, МВД РФ от 30 апреля 1997 г. № 133/269 «О мерах по предупреждению общественно опасных действий лиц, страдающих психическими расстройствами».
Так, в соответствии с данной Инструкцией:
– лицо, страдающее психическим расстройством и представляющее по своему психическому состоянию непосредственную опасность для себя или окружающих, в соответствии с Законом Российской Федерации "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" может быть госпитализировано в психиатрический стационар без его согласия или без согласия его законного представителя по решению врача-психиатра до постановления судьи, с немедленным уведомлением об этом его родственников или законного представителя. При необходимости госпитализации из дома психически больного, представляющего непосредственную опасность для себя или окружающих, и при наличии оснований предполагать, что он или его родственники окажут сопротивление, работники психоневрологического диспансера, скорой психиатрической помощи обращаются за содействием в орган внутренних дел, на территории обслуживания которого находится психически больной. Начальник органа внутренних дел; его заместитель по просьбе работников психиатрической службы обеспечивает к назначенному времени (при необходимости - немедленно) и по указанному адресу прибытие сотрудников милиции для оказания содействия медицинским работникам (п. 1.6. Инструкции);
– недобровольная госпитализация возлагается на работников психиатрической службы. Сотрудники милиции осуществляют розыск и оказывают содействие в задержании лиц, подлежащих госпитализации, обеспечивают охрану общественного порядка, безопасные условия для доступа к госпитализируемому лицу и его осмотра, пресекают противоправные действия граждан, препятствующих госпитализации. Сотрудниками милиции совместно с медицинскими работниками в обязательном порядке производится личный досмотр больного с целью изъятия предметов, которые могут быть использованы им в качестве орудий нападения. (п. 1.7. Инструкции);
– психоневрологический диспансер, получив информацию органа внутренних дел о совершении лицом, страдающим психическим расстройством, действий, содержащих признаки уголовно наказуемого деяния, административного правонарушения либо о проявлении у него особенностей поведения, свидетельствующих о реальной возможности совершения общественно опасных действий, а также информацию о лицах, поведение которых объективно свидетельствует о возможности наличия у него психического расстройства и совершения по этой причине общественно опасных действий, незамедлительно обеспечивает их освидетельствование (в необходимых случаях с выездом в подразделение органа внутренних дел, которым задержано указанное лицо) и решает вопрос о целесообразности немедленной госпитализации (п. 2.1.2. Инструкции).
Следовательно, как обращения органов внутренних к дел к психиатрическим учреждениям, так и, наоборот, обращения последних к сотрудникам полиции взаимно обязательны – и те и другие при принудительной госпитализации и освидетельствовании действуют в единой неразрывной связке, обеспечивая их реальное осуществление. Что дополнительно подтверждает и подчеркивает властный характер действий врачей-психиатров и психиатрических учреждений.
 
Но когда мы говорим о власти, о ее осуществлении, для этого должны быть правовые основания. И хотя Закон о психиатрической помощи формально предоставляет психиатрическим учреждениям такие полномочия, нет никаких оснований констатировать, что они вытекают из положений Конституции РФ, которая в силу требований ее ст. 15 имеет высшую юридическую силу и прямое действие, а принимаемые в РФ законы и иные правовые акты не должны ей противоречить.
 
Согласно рассмотренным выше положениям Конституции РФ, если оставить в стороне экзотические случаи (непосредственное осуществление власти народом путем проведения референдумов и выборов, а также через органы местного самоуправления), психиатрические учреждения могли бы осуществлять властные полномочия только в одном случае — если бы они в силу Конституции РФ являлись органами государственной власти. Вместе с тем Конституция РФ (статьи 10 и 11) и принятые на основе нее законодательные и иные нормативные акты (в первую очередь, Указы Президента РФ от 9 марта 2004 г. № 314 и от 21 мая 2012 г. N 636) не относят их к какой-либо ветви власти и к числу каких-либо органов государственной власти Российской Федерации (или же субъектов РФ).
 
Кем не являются психиатрические учреждения, мы рассмотрели. Теперь же необходимо обратиться вниманием к вопросу о том, кем они являются. То есть каков правовой статус психиатрических учреждений согласно действующему законодательству РФ?
 
В соответствии с ч. 1 ст. 18 Закона о психиатрической помощи психиатрическую помощь оказывают медицинские организации, стационарные учреждения социального обслуживания для лиц, страдающих психическими расстройствами, врачи-психиатры, зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей, при наличии лицензии на осуществление медицинской деятельности.
Согласно п. 11 ст. 2 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" медицинская организация - юридическое лицо независимо от организационно-правовой формы, осуществляющее в качестве основного (уставного) вида деятельности медицинскую деятельность на основании лицензии, выданной в порядке, установленном законодательством Российской Федерации. Положения данного Федерального закона, регулирующие деятельность медицинских организаций, распространяются на иные юридические лица независимо от организационно-правовой формы, осуществляющие наряду с основной (уставной) деятельностью медицинскую деятельность, и применяются к таким организациям в части, касающейся медицинской деятельности. … К медицинским организациям приравниваются индивидуальные предприниматели, осуществляющие медицинскую деятельность.
 
Следовательно, с учетом того, что медицинские организации могут действовать в любой организационно-правовой форме, получается, что формально любое ООО (общество с ограниченной ответственностью), отразившее в своем уставе право на оказание психиатрической помощи и получившее лицензию на осуществление данной медицинской деятельности, вправе подвергать граждан госпитализации в недобровольном порядке, то есть попросту лишать их свободы.
Более того, с учетом того, что врачи-психиатры, имеющие лицензию на осуществление медицинской деятельности и зарегистрировавшиеся в качестве индивидуальных предпринимателей, приравниваются к медицинским организациям и также вправе оказывать психиатрическую помощь, из этого следует, что у одних граждан есть право лишать свободы (путем недобровольной госпитализации) других граждан, лишь бы только у первых была соответствующая лицензия и статус индивидуального предпринимателя. Согласитесь, что иначе как абсолютным нонсенсом такую ситуацию уже и не назовешь.
 
В реальной действительности психиатрические учреждения, осуществляющие недобровольную госпитализацию, являются государственными или муниципальными учреждениями здравоохранения (бюджетными или казенными). Однако независимо от своего «государственного» статуса они являются юридическими лицами (а не органами государственной власти), и их отношения с другими гражданами и юридическими лицами должны строиться на принципах равенства, автономии воли, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела (п. 1 ст. 1 и п. 1 ст. 2 ГК РФ). Наличие у психиатрического учреждения статуса «государственного учреждения» (п. 2 ст. 120 ГК РФ, ст. 9.1. Федерального закона от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях») никоим образом не дает и не может давать ему в принципе каких-либо властных полномочий. Создание Российской Федерацией или субъектами Российской Федерации учреждений, вследствие чего они становятся «государственными учреждениями» не превращает их в органы государственной власти (хотя бы по той причине, что перечень последних исчерпывающим образом приведен в ст. 11 Конституции РФ и принятых в ее развитие законодательных и иных нормативных правовых актах). Государственные и муниципальные учреждения (при этом безотносительно того, к какому именно их типу они принадлежат — автономные, бюджетные или казенные), также как и частные учреждения, и также как и иные виды юридических лиц (коммерческих или некоммерческих), в какой бы организационно-правовой форме они не действовали, – это субъекты частного права, которые строят (должны строить) свои отношения с другими гражданами на принципах, установленных в Гражданском кодексе РФ, и, в первую очередь, на принципе равенства. Юридические лица, учредителем которых выступают Российская Федерация или субъекты Российской Федерации, не имеют (и не могут иметь) больше прав в отношениях с другими гражданами, по сравнению с юридическими лицами, учредителями которых выступают иные субъекты частного права (граждане или другие юридические лица), что следует из требований ч. 2 ст. 8 Конституции РФ о равном признании и защите в Российской Федерации частной, государственной и муниципальной форм собственности.
 
Таким образом, гражданское законодательство, определяющее правовой статус юридических лиц, некоммерческих организаций, а также учреждений, не предоставляет (да и не может предоставлять) им каких-либо властных полномочий по отношению к гражданам. И, наоборот, если бы оно предоставляло им какие-либо властные полномочия, оно само в этой части являлось бы не соответствующим Конституции РФ и подлежало бы признанию его таковым.
 
Вместе с тем, несмотря на то, что ни Конституция РФ, ни гражданское законодательство не предоставляют психиатрическим заведениям, являющимся по своему статусу, как правило, государственными и муниципальными учреждениями здравоохранения, каких-либо властных полномочий, Закон РФ о психиатрической помощи в противоречие с данными положениями наделяет их весьма и весьма обширными властными привилегиями.
 
И обозначенная ситуация с правовой (конституционной) позиции может быть разрешена только одним из двух способов. Или психиатрические учреждения (стационары), а следовательно, и врачи-психиатры (комиссии врачей-психиатров), вообще должны быть лишены права на осуществление каких бы то ни было властных полномочий по отношению к гражданам (в первую очередь, возможности применять физическую силу, осуществлять их недобровольную госпитализацию, психиатрическое освидетельствование, лечение без согласия пациентов и т. д.). Либо, если государство желает сохранить за ними такие полномочия, необходимо вносить поправки ни много ни мало, а в саму Конституцию РФ, которая бы предоставила психиатрическим стационарам право на осуществление властных функций, включив их в число органов государственной власти. Другого тут просто не дано.
 
Однако в последнем случае, если внести соответствующие поправки в Конституцию РФ, включив психиатрические учреждения в число органов государственной власти, придется констатировать, что в действительности они являются не медицинскими организациями, осуществляющими медицинскую деятельность, как это определено в Федеральном законе от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации", а по сути являются органами принуждения, некими полицейскими учреждениями.
 
Но это, по крайней мере, будет соответствовать реальному положению дел, поскольку сейчас психиатрические учреждения уже де-факто осуществляют властные функции, ежедневно применяя в отношении граждан меры психиатрического принуждения, хотя не имеют на то по Конституции РФ каких-либо правомочий, поскольку по своему статусу на сегодняшний день являются не органами государственной власти, а медицинскими организациями, учреждениями, — то есть субъектами частного права, которые могут строить свои отношения с другими лицами только сугубо на добровольной, договорной основе, на началах равенства и автономии воли, оказывая свои медицинские услуги только тем, кто к ним пожелает обратиться.


Возврат к списку


Нравится

Совет консультантов комиссии
Доктор Томас Сас, учредитель Гражданской комиссии по правам человека Доктор Томас Сас, учредитель Гражданской комиссии по правам человека

Идея о том, что душевная болезнь - это телесная болезнь, восходит к медицинскому пониманию болезни как "гуморального дисбаланса" прежних времен.

Определение болезни: "Золотой стандарт" заболевания против приказного стандарта диагностики.

Последние новости

Шокирующая правда о психиатрии вновь в Москве

Психиатрия как индустрия смерти, теперь - в Новосибирске

Таблетка не решает человеческую проблему

Причины коррупции в психиатрии

Верховный суд РФ отменил порочную практику принудительной госпитализации наркоманов и алкоголиков

Насколько велик риск суицида при приеме антидепрессантов?

Пролетая над гнездом психушки

Другие новости

Последние статьи

Без суда меня судили. Обобщения судебной практики: недобровольная госпитализация, лишение дееспособности

Изъятие паспортов у дееспособных граждан психоневрологических интернатов

Наш дом – дурдом

Почему говорить о коррупции в психиатрии неправомерно

Михаил Кукобака: психиатрия является очень удобным дополнением к репрессивной системе

Другие статьи


Гражданская комиссия по правам человека
Что такое комиссия? Новости Статьи Видео Книги Контакты  
© 1996-2015 Гражданская Комиссия о правам человека. Все права защищены.
Яндекс.Метрика